Об одном соцреалистическом романе

Некоторое время назад в исследовательских целях я решил ознакомится с литературой в стиле «соцреализм». Для прочтения я выбрал произведение о нелегких буднях коммунистов при Хрущеве, а именно роман «Секретарь обкома», за авторством В.Кочетова, который при Советской власти считался классиком соцреализма. Произведение когда-то известное (по нему даже был поставлен фильм), а ныне забытое. Забытое, полагаю, заслуженно, т.к. с литературной точки зрения сильно так себе, да и вообще написано ни о чем. Однако некоторые мысли и цитаты показались мне настолько забавными и любопытными, что я решил выложить их на всеобщее обозрение (ну и прокомментировать немного (комментарии курсивом).

(В области, который руководит секретарь обкома)

Кое-где ослабла забота об агротехнике, о научном ведении земледелия. Агрономы из таких хозяйств поразбежались кто куда. Все это надо преодолевать, преодолевать терпеливо и так, чтобы организационно-структурные неувязки не мешали плановому ходу работ в колхозах и совхозах.

(Язык романа чрезвычайно напоминает передовицы газет и материалы партийных съездов. Выше типичный пример).


Василий Антонович любил разговоры с людьми. Это были крутые разговоры, без дипломатических уверток, прямые, открытые. Ты открой свою душу, и перед тобой душу откроют.

(Стиль работы главного героя с людьми. Именно так, по мнению автора, должен руководить секретарь обкома)

Василий Антонович и радовался, слушая эти выкрики, и горевал. Радовался такому огромному сдвигу в человеческом сознании, горевал оттого, что в год, в два и даже в пять невозможно удовлетворить все претензии, какие предъявляет сегодня деревенская молодежь к быту, к культуре.

(И вновь герой мыслит передовицами «Правды». А писатель ими пишет))

Наши противники, из капиталистического лагеря, обычно нажимают на то, что, дескать, вы, коммунисты, то есть мы с вами, не нашли такой, движущей прогресс, силы, которая была бы равна силе, действующей у них, силе частного предпринимательства, частной инициативы, когда есть конкуренция, которая заставляет-де напрягать творческую мысль и все время искать новое и новое, чтобы не отставать в этой борьбе частных инициатив и не слететь с круга, — словом, силе частной наживы, силе набивания кубышки. Человек, мол, так устроен, что дороже кубышки для него ничего на свете нет и быть не может. Сейчас они, между прочим, в связи с нашими успехами в ракетной, например, технике, в которой мы блестяще обогнали Америку, призадумываются: а нет ли у нас такой силы, которая не только равна их частничеству, но ещё и превосходит его?
Василий Антонович отставил пустой стакан, достал папиросу, закурил.
— И они в своем прозрении правы, такая сила у нас есть. Она возникла вместе с нашей марксистско-ленинской, коммунистической партией. Это сила идей, сила идейности.

(Сейчас, из нашего времени, видно, что кубышка в глобальном масштабе будет таки посильнее. Однако подобный реверанс Кочетова в сторону партии мне понравился))

Я не могу, например, не соизмерять все на свете с борьбой двух миров. Не могу быть посторонним наблюдателем. Смешно: сидишь в кино, какой-нибудь спортивный киножурнал смотришь… Вот недавно смотрел: международные соревнования по боксу. Гляжу, наш советский боксер побивает гедеэровского. Вроде бы и отрадно, наша берет, патриотизм, и так далее. А сидишь и думаешь: ну лучше бы ты англичанина или американца лупил. Ведь гедеэровец-то из социалистического лагеря, из нашего.

(Типичный пример позднесоветской политкорректности. Полагаю, соревнование между двумя советскими футбольными командами и вовсе вызвало бы у героя тяжелую депрессию).

(Колхозники смотрят легкую зарубежную комедию о любви. Думаю, подобные фильмы в реальности были весьма популярны. Но так, как это противоречит коммунистическому воспитанию, в романе они негодуют и выходят из зала).
— Черт! — сказал досадливо Василий Антонович, когда сивый бред на экране окончился. Он пошел к механику порасспросить его, как эта продукция, рассчитанная на зарубежного обывателя, попадает к людям, которые взялись строить коммунизм.
С каждым годом Василий Антонович все больше и больше убеждался в том, как мудро партия поступила, порвав гипнотические сети культа личности. Да, это были именно сети, и люди в них путались, барахтались и всегда видели только тот путь для себя, только тот выход, какой указывал один человек, и считали правильным только то, что считал правильным он. Не повторяет ли Артамонов уже отброшенное жизнью? Не преувеличивает ли значение своей личности в области, не пытается ли взять на себя все то, что под силу только коллективу, большой партийной организации Высокогорья?
(Ну здесь все понятно – книга написана после XX съезда КПСС, поэтому Кочетов, которого обычно позиционируют как «консерватора» и «сталиниста» держит нос по ветру и разоблачает культ личности. Артамонов – под этой фамилией в романе выведен Ларионов, первый секретарь рязанского обкома)
Но успехи, успехи! — они же сами говорят за себя. Может быть, в деревне и рановато переводить все на такие широкие демократические начала, как делают старгородцы? Все-таки деревня слишком долго была отсталой и темной. Доросло ли общественное сознание крестьянина до сознания рабочего?
(Вот, наконец, и рабочих похвалил).
(Снова разоблачение культа личности).

— Вожди, личности… Но не культ их. — Баксанов встал из-за стола, отошел к окну, закурил папиросу. — Культ — это дурман, близкий к религиозному. Он все сковывает, все омертвляет, он отнимает у людей инициативу, самостоятельность…
— Когда подымают тему вождизма, неизбежно, хочешь ты этого или не хочешь, сама собою смазывается тема партии, — сказал Баксанов. — Партия и вождизм, культ личности органически несовместимы и противоречат друг другу.
Басканов – правильный писатель, пишущий «на современные темы», альтер-эго автора, выражающий позицию Кочетова на современную ему литературу. Устами героя автор заявляет, что исторические романы жанр так себе, прочитав пару, можно смело написать свой. При этом он явно пропагандирует посредственнейшие производственные романы, хотя и сам устами героя признаёт, что это книги-однодневки, не имеющие особых достоинств, кроме боевой и политической актуальности. Очень смешно возмущение того же героя, когда его, посредственного областного писателя и Дюма издают одним тиражом – всего-то 150 тысяч экземпляров.
Таким образом, сейчас Кочетов во многом читается как юмор и пародия. Но автор был зверски серьезен, когда писал свой роман (вышедший, кстати, тиражом в 500 тысяч). Всё ли настолько уныло в романе, как изложенные выше фрагменты? Не совсем, когда Кочетов пишет об отношениях, у него вдруг пропадают пассажи из передовиц газет, язык становится вполне человеческим, то есть, если бы он писал советское лав-стори, мог бы и занять свою нишу.

«Секретарь обкома» - пожалуй, идеальный советский роман с точки зрения идеологии. Учитываются последние шаги партии (утром в газете – вечером в куплете, то есть в романе), ведется борьба лучшего с хорошим, идеальных положительных героев с отдельными формалистами и несознательными партийцами. Но в целом, это типичный представитель жанра, который представляется мне мертворожденным. Навязчивое внимание к «современной теме» приводила к огромному количеству однотипных проходных произведений, в которых действительность безбожно приукрашивалась. Когда призывали равняться на подобные творения, считая фантастику, детективы и приключения чем-то гораздо более «низким», это выглядело жалко. Перестройка окончательно добила соцреализм, вдруг выяснилось, что людям остро не хватало не романов про правильных парторгов, а именно хороших развлекательных произведений, что и вызвало огульное восхищение американским искусством. Впоследствии в условиях конкуренции на книжном рынке у соцреализма будущего не оказалось. Он представляет лишь памятник ушедшей эпохи. А история советского общества в целом говорит, как вредно бывает приукрашивать действительность и затушевывать недостатки (хотя апологеты товарища Суслова, как это ни удивительно, живут и действуют и в наше время).

«Почему вы ему зубы не выбили?»

Оригинал взят у novayagazeta в «Почему вы ему зубы не выбили?»

Скриншот с видео News-Front

В почтовый ящик редакции «Новой» на Потаповском положили конверт с флешкой. На электронном носителе оказалась видеозапись, сделанная, предположительно, в кабинете главы администрации (Сити-менеджера) Бахчисарая Владимира Верховода. Люди, похожие на бахчисарайских чиновников — мэра Юрия Гуляева, главу администрации Владимира Верховода, советника главы Крыма Александра Иванова и других, — напряженно обсуждают рейдерские захваты, освоение бюджетных средств и не нравящихся им коллег.

От редакции: «Новая газета» не утверждает, что на подброшенных в редакцию материалах изображены именно бахчисарайские чиновники. Самим должностным лицам Бахчисарая мы также предоставили возможность прокомментировать видеозапись — позвонив в администрацию и направив официальные запросы. Мы не будем оценивать все сказанное здесь пока еще неустановленными лицами — считаем, что это работа компетентных органов.

В начале видео закадровый голос, который мы идентифицировать не смогли и потому не может ему верить на слово, сообщает: «Основу фильма составляют кадры с камеры, установленной в кабинете главы администрации города Бахчисарай Владимира Верховода».

Отдел расследований


Collapse )

ЖКХ

Оригинал взят у el_murid в ЖКХ
На слете передовиков-активистов ОНФ Путин сообщил о задолженности граждан России перед ЖКХ в размере более 900 млрд рублей.

"...Здесь (в сфере ЖКХ) огромный пласт проблем, и очень много серых схем, к сожалению. И действительно, есть попытки, совершенно очевидно, переложить на население проблемы, которые в этой сфере скапливаются уже не один год, может быть десятилетия. У нас общая задолженность в сфере ЖКХ свыше 900 миллиардов рублей – 937, по-моему, миллиардов..."

Из сказанного не совсем ясно: Путин жалуется или хвастается. Кто-то (и кто бы это мог быть?) накапливал проблемы и теперь перекладывает их на плечи населения. Президент с удивлением узнал, что какие-то негодяи создали какие-то серые схемы, тем более, в немалых количествах, но власти здесь, естественно, совершенно не при чем. Именно эти негодяи злодейским образом повышают тарифы, которыми управляет государство. Фактически эти нехорошие люди захватили государственную власть и от ее имени творят разные непотребства, и что с этим делать - президент не может ума приложить.

Потому государство делает из сказанного логичный вывод: с целью наведения порядка и сокращения задолженности тарифы и цены продолжают повышаться, вводятся новые поборы (даже с разухабистой рекламой по тиви, как побор на капремонт). Видимо, для того, чтобы злодеи, создавшие серые схемы, окончательно захлебнулись в потоке денег, на чем ситуация сама собой и выправится. С мудростью власти может соперничать только ее бескорыстность и неподкупность.


Сказки дядюшки ВЦИОМа

"Есть большая ложь, есть ложь малая, а еще есть статистика". Это крылатое выражение с полным на то основанием можно отнести и к современной социологии.
Всем ли знаком оборот "дело социологов"? Для непосвященных поясню: с помощью этого меткого определения обозначили разбор полетов для социологов, чьи выкладки относительно итогов выборов мэра Москвы в 2013 г. жестко разошлись с реальностью.
А все ли помнят процент голосов, который пророчили ПАРНАСу эксперты ВЦИОМа во время последнних выборов в Костроме? Для справки, Яшин набрал в 2,5 раза больше голосов.
В чем же причина подобных ошибок? Если забыть о возможности политической ангажированности, то следует вспомнить о размере и взвешенности выборки. Всероссийские опросы, например, с 1991 г. охватывают обычно 1500 - 1600 человек (это для 144 млн. населения). Структура выборки взвешена в лучшем случае по возрасту и полу.
Не следует забывать про то, каким образом формулируются вопросы. Представьте себе: на пороге квартиры среднестатистического россиянина возникает человек, получает его согласие принять участие в опросе, уточняет возраст, а потом рубит с плеча: "Любите ли вы Владимира Путина"? А теперь учтем, что интервьюеру известен адрес респондента, плюс он запрашивает Ф.И.О. и контактный телефон. Сколько человек, как Вы думаете, ответит "Нет"?
Сегодня ВЦИОМ порадовал нас очередной порцией выгодной для власти статистики: "Действия городских властей по сносу самовольных построек поддерживает большинство жителей столицы, знающих о ситуации, (63%).При этом же сообщается, что, по мнению 82% респондентов, Москва в результате сноса ларьков "станет намного краше". Как сказал бессмертный Иван Васильевич Бунша, "меня мучают смутные сомнения".

Доклад Ильи Яшина или Страсти по Кадырову

Сегодняшним утром российский сегмент Интернета облетела новость: Рамзан Кадыров выложил на своих страницах в социальных сетях текст доклада известного оппозиционера Ильи Яшина. Интерес обитателей Глобальной паутины привлек не столько факт внимания бессменного лидера Чечни к творчеству Ильи Валерьевича, сколько обстоятельства публикации вышедшего из-под пера зампреда ПАРНАСа доклада. Во-первых, следует упомянуть о том, что созданный оппозиционером опус призван, по мысли его автора, доказать, что Рамзан Ахматович успел за последние 24 года нарушить больше законов, чем все семейство Корлеоне вместе взятое. Во-вторых, что еще более пикантно, доклад был опубликован Кадыровым до его официальной презентации. Каким образом доклад попал к президенту самой брутальной республики Северного Кавказа – не вполне понятно. Окружение Яшина объясняет случившееся тем, что сотрудники «Открытой России» по ошибке выложили материалы на сайт раньше назначенного срока. Доклад, согласно этой версии, успел провисеть на сайте всего 5 минут, но недремлющие подчиненные чеченского президента успели его скачать.
Как бы то ни было, Рамзан Кадыров решил опубликовать полученный текст в своих аккаунтах раньше официальной презентации, чем оказал Илье Валерьевичу огромную услугу: без последующего скандала доклад, вероятнее всего, так бы и остался широко известным в узких кругах.
Вряд ли решение вывесить текст в социальных сетях объясняется желанием Рамзана Ахматовича устроить господину Яшину мелкую пакость. По всей вероятности, своими действиями глава Чечни хотел продемонстрировать, что он, во-первых, способен легко получить доступ к внутренней информации оппозиции, и, во-вторых, не боится каких-либо обвинений со стороны Яшина. За счет последнего Кадыров, очевидно, намеревался выказать презрение к оппоненту.
С точки зрения традиционных политтехнологий, действия Рамзана Ахматовича являются грубой ошибкой: глава Чечни по факту устроил рекламную акцию для доклада Яшина. Обычно критика в таких случаях отдается на откуп третьим лицам: слишком велик риск того, что обмен «комплементами» напрямую приведет к усилению имиджа оппонента (иными словами, слон не должен обращать внимания на лай моськи, отогнать собачонку может и кто-либо из его обслуги).
В том случае, если текст доклада попал в руки Кадырова благодаря успехам хакеров или за счет наличия «крота» в «Открытой России», поведение главы Чечни также представляется необдуманным. Если эта версия соответствует действительности, значит, оппозиция в ближайшее время предпримет меры для укрепления собственной информационной безопасности, и Грозный потеряет возможность использовать выявленные бреши в защите своих оппонентов.
Однако основной интерес представляет содержание самого доклада Ильи Валерьевича. Внимательное прочтение 64-страничного текста не даст ничего нового искушенному читателю: в своей работе господин Яшин добросовестно обобщил уже находившуюся в открытых источниках информацию, дополнил факты выводами, которые, впрочем, мало расходятся с уже озвученными мнениями экспертов, и умело разбавил «многобукаф» иллюстрациями. Работа ни в коем случае не является плагиатом или компилятом, но оригинальности ей все же не хватает. И это не вина оппозиционера – животрепещущая тема доклада слишком уж избита.
Последнее во многом и объясняет спокойную реакцию Рамзана Ахматовича на содержание доклада: все эти претензии ему уже не раз высказывали самые что ни на есть высокопоставленные и авторитетные критики.
По мере прочтения написанного господином Яшиным опуса в сознании у читателя возникает яркий и эмоционально насыщенный образ Кадырова. Перед глазами предстает безмерно честолюбивый, неразборчивый в средствах, жесткий и склонный к самолюбованию политик. Все это, безусловно, является правдой. Но отдельные штрихи нарисованного оппозиционером портрета вызывают, впрочем, ощущение фальши. Человек, который сумел создать «обособленное квазиисламское государство со своей
идеологией, силовыми структурами, правовым режимом и даже отдельной
от Кремля внешней политикой» по определению должен обладать недюжинным умом, хорошей интуицией и большой личной храбростью.
Попытка представить господина Кадырова как человека, способного демонстрировать свою мужественность лишь в окружении сотен бойцов личной охраны, откровенно неудачно. Не хочу оскорбить Илью Валерьевича, но я не могу поверить, что КРА побоялся встретиться с ним как «мужчина с мужчиной». Кадыров всю свою молодость провел на войне. Он вырос в среде, в которой постоянно культивируются занятие спортивными единоборствами, владение холодным и огнестрельным оружием. В конце концов, он не боится откровенно демонстрировать федеральному центру пренебрежение его властью (горячие признания в любви к гаранту Конституции это одно, но реальное отношение Кадырова к Кремлю показывают скорее устранение Абрамова и Алханова, разбитое лицо Журавлева и недавнее выступление относительно инцидента со ставропольскими правоохранителями).
Ложкой дегтя служит и некоторая незавершенность выводов автора. Господин Яшин пишет, что созданное Кадыровым квазигосударство несет в себе угрозу национальной безопасности России (и с этим сложно спорить). Также оппозиционер отмечает, что созданный КРА режим существует во многом именно благодаря поддержке из Кремля. Отсюда напрашивается вывод: чтобы демонтировать режим господина Кадырова и тем самым устранить опасность для страны, необходимо сначала отнять власть у его патронов в федеральном центре (разумеется, законным путем).
Также доклад очевидно выиграл бы от включения в текст сюжетов, связанных с масштабными беспорядками на межэтнической почве. Не следует забывать, что одной из первопричин событий в Кондопоге, на Манежной, в Пугачеве, Ростове-на-Дону была именно безнаказанность этнических преступных группировок, многие из которых, как показано автором доклада, являются инструментами влияния в руках чеченского лидера. Наконец, не лишним было бы обратиться к теме возникновения культа Кадырова среди сторонников В.В. Путина (в том числе - русских националистов) после начала гражданской войны на Украине.
В целом же можно заключить, что доклад господина Яшина наверняка будет способствовать сплочению оппозиции, возможно, позволит Илье Валерьевичу набрать дополнительные очки в глазах электората, но вряд ли повлияет на общее отношение к Рамзану Ахматовичу в российском обществе. Большинство россиян и без того прекрасно осведомлены о нелицеприятных сторонах биографии чеченского лидера, но возможный протест глушат, с одной стороны, лояльность к Кремлю и недоумение, вызванное расположением Путина к КРА, а с другой – страх перед новым восстанием в Чечне. Будем откровенны – большинство наших соотечественников готовы платить Грозному дань и сносить творимый его представителями беспредел «лишь бы не было войны». Мало кто задумывается о том, что слабость не гарантирует мира, а отступление, безопасности. Власть и общество живут одним днем, не пытаясь (а точнее – боясь) вглядеться в будущее.

О сегодняшнем празднике

В советской официозной историографии считалось, что 23 февраля стало днем, когда наступающие на Петроград немцы «получили отпор под Псковом и Нарвой, Красная армия одержала первые победы». Данные тезисы в свое время были канонизированы «Кратким курсом истории ВКП(б)», хотя уже в позднесоветское время выходили труды, где данные события рассматривались объективно. Однако эти работы не были замечены во время перестройки и 1990-х гг., когда зачастую стало отрицаться вообще какое-то сопротивление немцам в феврале 1918 года. Таким образом, желание Советской власти при Сталине приукрасить и мифологизировать историю в конечном итоге вышло боком.

В настоящее время очевидно, что побед в данный день одержано не было (Псков был занят немцами 24-25 февраля). Военные действия в феврале 1918 г. развивались для Советской России крайне неудачно. Старая русская армия, полностью разложившаяся и деморализованная, ударилась в повальное бегство. Немцами было захвачено большое количество пленных, военных запасов, занята значительная территория. По итогам февральского наступления Германии был подписан «похабный» Брестский мир. Именно на это и делали акцент в конце 1980-х-1990-е гг.

Так что же произошло 23 февраля? В этот день была проведена массовая мобилизация петроградских рабочих на борьбу с врагом, именно поэтому данный день фактически является днем рождения массовой Красной армии. При этом, как можно судить по современным исследованиям, противостояние наступающим германским войскам имело место. Другое дело, что вновь созданные отряды в принципе не могли сдержать натиск немцев, поэтому нападали на небольшие отряды, мелкие патрули, уступая в прямых столкновениях. Счет убитых немцев шел на десятки, лишь в отдельных случаях на сотни (например, при взрыве красногвардейцами пироксилинового склада под Псковом погибло около 300 немецких солдат). По масштабам сражений 1914-1917 гг., разумеется, такое сопротивление было совершенно несущественным, что и позволяло утверждать, что его практически не было. Однако вооруженный отпор интервентам, пусть слабый и недостаточный, был все же дан, так что сражения проходили.

Замечу также, что сама датировка окончания боевых действий Первой Мировой войны на Восточном фронте в отечественной историографии достаточно плавает. В советской историографии ее обычно доводили до падения Временного правительства, указывая, что военные действия, начавшиеся в феврале 1918 г., являлись «отечественной» войной, противопоставляя ее прежней, «империалистической». С точки зрения большевистской идеологии это могло быть и верно, но с современной точки зрения следует признать, что смена российского правительства не влияла на характер войны (которая и в 1914 г. позиционировалась как священная, оборонительная, Ленин же сообщил, что является оборонцем с 25 октября 1917 г.). В этом плане более правильным представляется подход германской историографии, которая рассматривает как единое целое не только события августа 1914-марта 1918 гг., но и последующие действия.

Следует заметить, что хотя юридически для России Первая Мировая война окончилась с Брестским миром, фактически боевые действия продолжились и после его подписания (ситуация, схожая с «Минским перемирием»). На севере и в центральных областях России огонь прекратился (однако советская власть была вынуждена держать там значительные силы прикрытия от немцев, которые в итоге не были задействованы на других фронтах). На юге же, на Украине и в южных областях России и после Брестского шли долгие и упорные бои, своего рода «война после войны». С одной стороны в ней были германо-австрийские оккупанты, с другой – просоветские боевые отряды, которые получали помощь из центра. Несмотря на то, что последние значительно уступали интервентам в численности и боеспособности, бои на юге длились до июня включительно, когда в целом прекратились - советские отряды отступили вглубь страны и фронт стабилизировался. Именно это время и следует считать датой окончательного мира на Восточном фронте.

Таким образом, с моей точки зрения, вооруженный конфликт с Германией, начавшись в 1914 г., фактически продолжался и после прихода к власти большевиков, и после заключения Брестского мира, хотя и не в столь острой форме. В условиях нынешней государственной политики возвращения памяти о Первой Мировой войны не следует забывать и о тех бойцах, кому выпала доля участвовать в ее завершающих сражениях, противостоять германской интервенции в почти безнадежной обстановке. Поэтому, полагаю, дата сегодняшнего праздника вполне обоснована.

Эволюция советского эпического кино о Великой Отечественной войне.

Открываю цикл, который будет посвящён эволюции советского кино, с точки зрения смены идеологических и других парадигм. Начну с этих своих давних наблюдений, которая является попыткой проследить эволюцию советского эпического кино о Великой Отечественной войне. Под эпическим кино в данной работе понимается такое кино, где даётся попытка показать крупномасштабную военную операцию средствами художественного фильма. При этом целью фильма должно быть именно показать военные действия (а не окопную жизнь на фоне сражения, эпизод боя и т.д.), поэтому подборка фильмов достаточно ограничена. Разумеется, я отражаю лишь свое мнение.

1. Сталинский период. Эпическое кино о Великой Отечественной войне представлено фильмами «Третий удар» (1947), «Сталинградская битва» (1948), «Падение Берлина» (1949). Сейчас эти фильмы малоизвестны. В них в связи с господствующей в те годы концепцией «культа личности» прославляется роль товарища Сталина как величайшего полководца времён войны, который по фильмам практически единолично руководит всеми битвами и операциями, никогда не ошибается, а напротив, указывает известным советским военачальникам на их ошибки и недочёты.
Другой стороной сталинского военного эпоса является его открытая пропагандистичность. Особенно заметна она в фильме «Падение Берлина», где приводит к серьёзным логическим неувязкам. В этом же фильме сильнее всего раскрыта тема культа личности т. Сталина, роль которого доведена по сути до маразматического состояния. Стоит, однако, заметить, что для 1949 года фильм красив, так как является цветным. Два других фильма, хотя и сняты на более высоком уровне, чёрно-белые и сохранились не в лучшем качестве, поэтому на сегодняшний день технически устарели. Однако если их отреставрировать и раскрасить, они смогут выглядеть не хуже даже некоторых современных фильмов на военную тематику.
К достоинствам сталинского кино следует отнести тщательный подбор актёров на роль И.В. Сталина, благодаря чему эта роль всегда сыграна на высоком уровне, что не всегда наблюдалось впоследствии.
Таким образом, для сталинского эпического кино о ВОВ характерны: пропагандистичность, преувеличение роли И.В.Сталина как полководца, и его же культ личности, раздутый до неимоверных масштабов.

2. Эпоха застоя. В период Хрущёва эпических фильмов не снималось, и возврат к этому жанру произошёл уже при Брежневе, в конце 1960-х годов. Тогда был снят советский эпос «Освобождение» в 5 фильмах. Режиссёром стал Ю.Озеров, который был практически единственным режиссёром, снимавшим военный эпос в позднесоветский период.
В целом, как советский эпический фильм, «Освобождение» неплохо, однако имеются и существенные недостатки. Так, неуместным является чёредование цветных и чёрно-белых частей фильма, следовало выбирать нечто одно. Присутствуют левые эпизоды, например, с польскими подпольщиками и немецкими антифашистами, которые не имеют прямого отношения к сюжету фильмов и, очевидно, являются реверансами в сторону стран Варшавского договора. Сталин показан в основном как политический деятель, а военные операции проводят полководцы. Вообще значительная часть экранного времени посвящена своего рода «ликбезу» - встречам Черчилля, Сталина и Рузвельта, заговору против Гитлера и т.п. Особенно это заметно в последних сериях киноэпопеи, где собственно военным эпизодам отведено совсем немного места.
Другим фильмом уже позднего застоя была «Битва за Москву» (1985). Этот фильм является квинтэссенцией всей советской официальной истории войны. Фильм длится более 5 часов, но по сути является экранизацией отдельных фрагментов мемуаров советских военачальников. Т. Сталин допускает ошибки, а роль величайшего и не ошибающегося полководца здесь отведена Жукову. Красивых батальных сцен здесь нет, вообще собственно боевые действия занимают малую часть фильма, а подавляющая часть времени – «штабные» сцены. В целом, следует признать, что по сравнению с «Освобождением» того же Озерова «Битва за Москву» является шагом назад.
Таким образом, в позднесоветский период проводились попытки снимать эпические военные фильмы. Однако часто это напоминало не полноценный фильм, а переложение на экран учебника истории или чьих-либо мемуаров. Всё это смотрелось не лучшим образом, поэтому третий этап развития советского кино вполне закономерен.

3. Перестройка. В это время был снят фильм «Сталинград», где режиссёром выступил всё тот же Ю.Озеров. Он сумел уловить тенденции времени и снял своё кино в соответствии с веяниями перестройки. Однако этот фильм является безусловно худшим из всех, которые снимал Озеров.
В «Сталинграде» явно прослеживается влияние перестроечной политической парадигмы. Так, т. Сталин здесь уже совсем не велик, не мудр, а весьма глуп и занимается главным образом тем, что мешает советским военачальникам нормально проводить операции, а также говорит о необходимости жестоких мер. При нём фигурируют некие личности, которые указывают Сталину на необходимость репрессий против некоторых военачальников. Не в лучшем свете показан и Н.С. Хрущёв. В конце фильма открыто говорится о «преступных деяниях» Сталина и о «волюнтаризме» Хрущёва. В «Сталинграде» впервые у Озерова появляются заградотряды, расстрелы перед строем и т.п., чего не было ещё четырьмя годами ранее. Но фильм выглядит откровенно проходным и сделанным «ремесленным образом». Он длится более трёх часов, из которых не менее часа занятно абсолютно левыми сценами, типа судьбы «Красной капеллы» и пьянок сына Хрущёва, которые не имеют особого отношения к главной сюжетной линии. Во второй части фильма впервые делается попытка уделить бОльшее внимание, чем раньше, непосредственно батальным эпизодам, но не запоминается ни одна сцена. Советский военный кинематограф в это время пришёл в упадок, как и сам СССР.

Подводя итог, можно сказать, что в эволюции эпического кино о Великой Отечественной войне можно проследить судьбу всего Советского Союза – от фильмов с непомерно раздутым «культом личности» сталинского периода, через «застойные фильмы» с кивками в сторону стран-сателлитов Варшавского договора и экранизацией мемуаров советских военачальников до перестроечного разоблачения советского прошлого.

P.S. В настоящее время расширились как наши познания в истории войны, так и технические возможности снятия фильмов, и, думается, мы уже довольно далеко ушли от 70-80-х гг. прошлого века. Наверное, с учётом этого можно было бы снять новое эпическое кино, на новом уровне. Остаётся лишь сожалеть, что наше государство уделяет этому мало внимания, выделяя вместо нормального фильма громадные деньги на кино «Сталинград» в 3D, где режиссёром являлся Ф.Бондарчук, доказавший свою бездарность неудачной попыткой снять «Обитаемый остров» с розовыми танками и с собой в главной роли.

Рейтинг регионов России по уровню потенциала протестного голосования на выборах в ГД

8 октября 2015 г. широкая общественность получила возможность ознакомится с содержанием аналитического доклада «Рейтинг регионов России по уровню потенциала протестного голосования на выборах в Государственную Думу РФ в 2016 г.», выполненного экспертами Института развития избирательной системы Российской Федерации.
Данное исследование сразу же привлекло к себе внимание как со стороны экспертов, так и широкой общественности. Интерес массовой аудитории объяснялся прежде всего ярким стартом доклада в медиа-пространстве: уже в день презентации доклада его содержание получило освещение со стороны РБК, сутками позже основные положения исследования получили освещение на страницах «Коммерсанта», а некоторое время спустя с результатами работы авторов смогли ознакомиться читатели «Ведомостей».
Внимание же к тексту доклада со стороны экспертного сообщества объяснялось иными причинами. Фактически большинство специалистов в области проведения выборов впервые услышали про данную научную структуру. Последнее было вполне закономерным: Института развития избирательной системы Российской Федерации начал свое существование в лучшем случае в середине мае 2015 г. По крайней мере, до этого площадка, на которой ныне располагается сайт Института, служила местом для размещения личных данных конгрессменов от демократической партии США. С 17 мая сайт начал наполняться русскоязычным контентом, 27 августа на сайте появилось сообщение о том, что с 7 сентября офис организации будет размещаться в элитном офисном центре «Башня на Набережной», а сутки спустя посетители могли уже ознакомится с новостью о решении Собрания Учредителей назначить Исполнительным директором Института пиар-технолога Ростислава Мурзагулова, исполнявшего ранее обязанности замглавы администрации президента Башкирии, заместителя генерального директора «Курортов Северного Кавказа» и эксперта ООН по связям с общественностью. 29 августа на сайте появились служебные контакты (в форме адресов электронной почты) ответственных работников. Имена, фамилии и телефоны были упомянуты лишь в случае главы пресс-службы и самого Исполнительного директора. Имеются лишь некоторые основания полагать, кем может быть глава Аналитического департамента Института. Гипотетически, эту роль исполняет политтехнолог Аббас Галлямов – давний коллега Ростислава Рафкатовича по правительству Башкортостана.
Уже 31 августа Собрании Учредителей в офисе Института развития избирательной системы РФ в Москве приняты к реализации основные проекты (публикация результатов которых началась буквально спустя сутки – публике были представлены расчёты коэффициентов фальсификации на выборах 2000 – 2012 гг.). При этом одним в качестве одного из данных проектов было заявлено создание собственной сети экспертов наблюдателей из 740 человек. Не меньшее удивление у посетителя сайта могла вызвать и декларация планов составление и публикация 14 сентября 2015 г. рейтинга регионов РФ по уровню административного воздействия на результаты выборов.
Нельзя обойти вниманием и факт того, что 8 сентября Собранием Учредителей одобрено «Положение об Институте развития избирательной системы Российской Федерации». Данный документ примечателен в первую очередь тем, что представляет собой практически точную копию типового устава общественной организации Приднестровской республики. Также привлекает внимание то обстоятельство, что, хотя Институт и именуется в тексте устава некоммерческой организацией, в соответствующем реестре Минюста структура с подобным названием отсутствует.
Как и было заявлена, публикация Институтом аналитики по итогам Единого дня голосования началась уже 14 сентября. Первоначально результаты изысканий экспертов Института были проанонсированы на страницах «Ведомостей», причем практически сразу позиция авторов публикуемых исследований подверглись жесткой критике со стороны коллег по цеху: политолог Дмитрий Орешкин назвал их наработки «наглой халтурой», а член совета Движения в защиту прав избирателей «Голос» Андрей Бузин охарактеризовал предложенные на рассмотрение общественности материалы не имеющими никакого отношения к научности. Сходную позицию выразили и такие мэтры либерального крыла экспертного сообщества, как Александр Кынев, Аркадий Любарев и Андрей Максимов.
Однако наибольшую известность Институту принесла именно публикация доклада «Рейтинг регионов России по уровню потенциала протестного голосования на выборах в Государственную Думу РФ в 2016 г.». Именно его больше всего цитировали СМИ. А активная критика со стороны оппонентов, в частности, экспертов Комитета гражданских инициатив, позволила Ростиславу Мурзагулову провести «на контрходе» успешную кампанию в масс-медиа, еще больше увеличив присутствие Института в медиа-пространстве.
В свете данных обстоятельства вполне естественно, что после ознакомления с текстом доклада у читателя остаются определенные вопросы. Мы не будем повторять уже озвученные экспертами моменты, вызывающие сомнения в достоверности выводов авторов исследования, и остановимся подробнее на тех сюжетах, которые еще не были подвергнуты критике.
Первое, что привлекает внимание в тексте доклада, это выделение в качестве одного из критериев оценки потенциала протестного голосования количества городских избирателей в пределах конкретного субъекта федерации. Подобный выбор, конечно же, полностью обоснован – именно городские жители активнее всего голосуют против «партии власти» и аффилированных с ней кандидатов. Однако следует помнить о последней реформе нарезки избирательных округов, после проведения которой чисто городские избирательные округа ушли в прошлое. Возникает вопрос, были ли учтены эти трансформации авторами доклада, равным образом как и влияние последствий реформы на репрезентативность выводов, изложенных в исследовании?
Последнее особо интересно на фоне того, что преобразование нарезки округов, весьма возможно, является частью большой сделки между властью и оппозицией. Не секрет, что выборы в декабре были по целому ряду причин более выгодны оппозиции, нежели их перенос на сентябрь. Однако представители системной оппозиции сами официально выступили с подобной инициативой, тем самым легитимировав это весьма выгодное для своих оппонентов решение. В обмен на подобную уступку Кремль должен был предложить нечто равнозначное, и реформа системы выделения округов по выгодной для оппозиции схеме прекрасно подошла бы на роль ответного дара.
Также важным представляется уточнить, учитывалось ли при оценке одного из базовых факторов, определяющих потенциал протестного голосования – коэффициента административного воздействия на результаты выборов, влияние на ситуацию внутри руководства регионов «дела Гайзера». Не является тайной тот факт, что арест главы Коми произвел весьма тягостное впечатление на его коллег по цеху. Данный прецедент показал, что даже высокие результаты правящей партии в ходе выборов и приемлемый уровень социально-экономического развития региона не означают получения губернатором индульгенции в случае появления подозрений в коррупции. При этом важно подчеркнуть, что зачастую действия, квалифицируемые как коррупционная активность, представляют собой лишь результат попытки властей обойти непродуманные моменты в действующем законодательстве, существенно затрудняющие осуществление эффективной экономической и социальной политики. Иными словами, инцидент с губернатором Коми гипотетически способен значительным образом отразится на мотивации глав субъектов федерации по обеспечению необходимых для федерального центра результатов выборов.
В отношении такого фактора, как уровень внутриэлитарного соперничества и политической конкуренции в регионе, весьма интересным было бы уточнить, учитывались ли при определении соответствующих показателей недавняя реформа праймериз «Единой России», возможный отказ от включения губернаторов в региональные списки «партии власти», созданные «медведями» инструменты по привлечению «новой крови» в ряды кандидатов – проекты «Кандидат» и «Гражданский университет»? Нельзя забывать и о почти очевидном привлечении «Единой Россией» (а возможно и прочими парламентскими партиями) кандидатов-«паровозов» из числа местного актива Общероссийского народного фронта. Все перечисленные моменты неизбежно должны привести к изменению конфигурации местных элит, что автоматически подразумевает повышение конкурентности и конфликтности среды.
Кроме того, нужно помнить о том, что, как отмечают многие эксперты, представители крупного бизнеса наверняка постараются использовать выборы (по крайней мере, в рамках одномандатных округов) для подъема своего политического влияния до уровня уже имеющегося экономического веса. Последнее также будет означать рост масштабов внутриэлитных противоречий.
Вопрос вызвала и формулировка подзаголовка доклада: «Оценка возможности воспроизведения «иркутской аномалии» в каждом регионе РФ и в масштабах страны». Если точнее, возникло желание ознакомиться с мнением авторов исследования по следующим вопросам.
Следует учесть, что далеко не все политконсультанты солидарны во мнении, что в Иркутске произошло нечто из ряда вон выходящее. В частности, согласно мнению Александра Кынева, власть, чтобы не вызывать лишнее раздражение со стороны оппозиции, всегда сохраняет квоту губернаторских мест для своих противников из стен парламента. При этом ротация вакансий в данном случае происходит достаточно просто: после того, как в одном из субъектов выбывает глава-оппозиционер, Кремль дает карт-бланш системной оппозиции на развертывание кампании против наиболее проблемных губернаторов из числа представителей «партии власти». Представляется, что исследование экспертов Института развития избирательной системы РФ лишь выиграло бы от включения в текст соответствующих комментариев или хотя бы краткого обоснования аномальности произошедшего на выборах в Иркутске (все же следует помнить о том, что губернатором Смоленской области является представитель ЛДПР, Орловской областью управляет коммунист, а в 12 субъектах федерации у власти пребывают беспартийные).
Кроме того, среди экспертов набирает популярность позиция, согласно которой выстроенная Администрацией Президента модель власти в регионах настолько сбалансирована, что даже в случае победы оппозиции на одном из уровней местных выборов контроль над ситуацией в субъекте останется в руках Москвы. Последнее же приводит к ситуации, при которой борьба власти и системной оппозиции переходит скорее в формат соперничества партнеров, чем в форму жесткой конфронтации. В итоге оппозиция изначально не ориентируется на бескомпромиссную борьбу с правящей партией, довольствуясь сохранением отведенного ей фрагмента поля политики, и лишь эпизодически пытаясь расширить его границы. Было бы интересно узнать мнение авторов доклада по поводу данной позиции.
Относительно частных моментов следует отметить прогнозы авторов доклада в отношении ситуации в Москве. По мнению исследователей, потенциал протестного голосования в столице в значительной степени нивелируется пристальным вниманием федеральных властей, сворачивания «болотного движения» и ряда неудач радикальной оппозиции в последние годы. Однако не следует забывать и об итогах выборов мэра Москвы: фактически в ходе избирательной кампании А. Навальный сумел добиться уверенной победы, закрепив за собой на некоторое время звание «публичного политика № 2» в столице. Нельзя игнорировать и о то, что в последнее время рейтинг С.С. Собянина перестал быть «тефлоновым»: достаточно вспомнить о шквале критики, озвученной в эфире столичных СМИ по случаю 5-летнего юбилея пребывания Сергея Семеновича на посту московского градоначальника, протестах против введения платных парковок и ряде иных эпизодов. На фоне этого радикальная оппозиция, имеющая богатый опыт разработки антикоррупционной повестки, способна получить достаточно большое число голосов в Москве. Также нельзя забывать о том, что у упомянутого А. Навального есть ценные активы в виде конструктивно замалчиваемой позиции по присоединению Крыма к России и претензии на принадлежность националистам: оба фактора подразумевают возможность расширить границы электората оппозиции. (Впрочем, последнее возможно, если «РПР-Парнас» выстроит кампанию вокруг фигуры главы «Фонда борьбы с коррупцией» и не будет повторять ошибок СПС версии 2003 г.).
Перечисленные ремарки, равно как и непрозрачность условий и спорный характер методологии проведения данного исследования, позволяют нам поставить под сомнение выводы авторов доклада. И в то же время необходимо признать, что изложенная в исследовании точка зрения на сегодняшний день, благодаря усилиям представителей СМИ, воспринимается значительной частью интересующейся политикой общественностью как научный факт. Подобная ситуация неизбежно должна отразиться негативным образом на положении экспертного сообщества, способствовать росту дезинформированности населения и увеличению неэффективных решений в сфере публичной политики. Выходом из данной ситуации могло бы стать предоставление Институтом развития избирательной системы Российской Федерации полной информации об обстоятельствах проведения исследования, однако вероятность подобного, судя по занятой руководством данного учреждения позиции, крайне невелика.

Путинские грабли детского движения

«Проклятые грабли! – закричал школьник, ухватясь рукою за лоб и подскочивши на аршин, - как же они, черт бы спихнул с мосту отца их, больно бьются!»
(с) Н.В.Гоголь. «Вечера на хуторе близ Диканьки».


29 октября текущего года президент В.В.Путин подписал указ о создании Российского движения школьников. Целью свежесозданной организации является «совершенствование государственной политики в области воспитания подрастающего поколения, содействия формированию личности на основе присущей российскому обществу системы ценностей».

Лично для меня это не стало новостью, так как еще пять лет назад я предполагал, что что-то подобное будет создано. Тем не менее, хотелось бы поделиться своими соображениями с общественностью.

Как историк по первому образованию, сообщаю, что одной из основных целей изучения истории является выявление ошибок в прошлом, дабы избежать повторения их в будущем. Увы, в данном случае мы с вероятностью 95% увидим подтверждение другого известного выражения: «История учит тому, что ничему не учит». Бег по граблям, действительно, нередко является своего рода спортом действующих политиков. Пример этого мы увидим в самом скором времени и в действии Российского движения школьников. Сравнение с пионерской организацией напрашивается само собой. Многие уверены, что оно окажется не в пользу РДШ. Однако я хотел бы дать небольшой экскурс в историю пионерского движения, поскольку очевидно, что новейшая путинская организация столкнется с теми же проблемами, с которыми столкнулись юные пионеры в первые годы своего существования, а также и некоторые дореволюционные организации.

Детское движение в России активно начало развиваться еще в начале XX в., и сразу попало под внимание государства. Уже в 1908 г. в России возникло движение «потешных», целью которого была подготовка детей к армии. Эта инициатива понравилась Николаю II, и государство решило поддержать «потешных», видя в них грядущую опору. Распоряжением Министерства народного просвещения предписывалось учредить в школах «потешные» организации, где для поощрения разрешено вводить особую форму, деревянные ружья. Распоряжение стало активно выполняться – к 1911 г. «потешных» в стране насчитали 60 тысяч. Однако уже в 1912 г. появляются статьи о кризисе «потешного» движения. В 1914 г. пресса писала о «потешных» как о движении, которое можно лишь вспоминать, ибо оно уже сошло на нет. И неудивительно – кадровый потенциал создан не был, финансирование не производилось. Движение вылилось в «шагистику» и тихо скончалось. Первый удар граблями по лбу можно засчитать – одними административно-распорядительными методами удержать детей в «потешных» оказалось недостаточно, несмотря на первоначальный бурный рост «потешных» отрядов.

Более успешным оказалось скаутское движение, появившееся в нашей стране в 1909 г. Оно создавалось силами гражданского общества, энтузиастов – и очень успешно. Так, к 1917 г. в стране насчитывалось от 20 до 50 тыс. скаутов. Во время Гражданской войны в Советской России действовали отряды юк-скаутов, которые работали по скаутской методике, но позиционировали себя как «юных коммунистов». Эти отряды также создавались либо энтузиастами, либо юк-скаутами назывались старые скауты, чтобы избежать административного разгона.
Закончилась Гражданская война. Партия и комсомол решили, что необходимо создать собственную, подконтрольную детскую организацию, как «третье поколение» строителей коммунизма. 19 мая 1922 г. была создана пионерская организация. Первые отряды возникали простым переименованием юк-скаутских и спортивных отрядов, работали по старой методике. Поэтому пионерское движение в первые два года существования росло довольно медленно (хотя и достигло 200 тысяч человек). Тем более, что тогда в отрядах проходили чистки, медленно, но верно убирали бывших скаутов и детей «непролетарского происхождения» (пионерская организация позиционировалась как классовая, пролетарская).

Все изменилось в мае 1924 г. Именно тогда прошел XIII съезд РКП (б), давший указание – пионерские ряды расширить. И за полгода численность выросла в 7,5 раз – до 1,1 млн. человек! Комсомол мог гордиться – партийные указания были выполнены. Однако вот тут-то и начались проблемы. Столь бурный рост численности не был подкреплен ни финансами, ни опытными кадрами. Это привело к следующему:
1) дети стали выходить из пионеров массово. Стали процветать приписки, «мёртвые души», отряды, существующие только на бумаге, кампанейщина, механическая запись в пионеры школьников и т.д.
2) средний вожатый представлял собой малограмотного пролетария или батрака, направленного к пионерам по разнарядке, не умел и не хотел работать с детьми. В итоге, занятия часто представляли собой доклады по политграмоте, что вело к дальнейшему разочарованию детей.

Подобное положение привело к кризису пионерского движения, который продолжался вплоть до начала 1930-х гг.

Приведу кое-что и из постсоветского опыта. В первой половине 2000-х гг. Ивановской областью руководил губернатор Владимир Ильич Тихонов – член КПРФ. Этот Тихонов дал указание возродить пионерскую организацию в области, нижестоящие указание приняли – стали писать как пионерские уже существующие детские организации, записывать в пионеры школьников. Очень быстро в области набралось 15 тысяч пионеров! Тихонов мог бы быть доволен своим начинанием, если бы это цифра не сократилась почти что до нуля, как только Владимир Ильич перестал быть губернатором.

Сейчас административно-распорядительный опыт царского министерства, советских партийных деятелей и Владимира Ильича нетворчески готов перенять Владимир Владимирович. Итак, по поводу его инициативы (если она таки пойдет в народ) имею сказать следующее:

1) Если государство хочет таким образом создать себе поддержку среди будущих членов данной организации, оно однозначно просчитается. Проку будет примерно столько же, сколько от комсомольцев и пионеров в 1991 г.

2) Финансирование данной организации будет предполагать главным образом попил бабла между заинтересованными лицами.

3) Что касается кадров, то это будут либо застроенные классные руководители или учителя, либо члены Партии. Эффективность их работы будет близка к нулю. В 1920-е гг. среди вожатых было все же немало искренне желающих чему-то научить пионеров. Детей же в Российское движение школьников, как нетрудно догадаться, будут записывать из числа учащихся школ, причем в провинции целыми классами.

4) Основой деятельности будут показушные мероприятия, возможно, что-то типа «детского Селигера», ну и политграмота, естественно. Недавно один член провинциального избиркома сокрушался на лекции, что неправильно, что у нас до сих пор в истории плюрализм, аналога «Краткого курса истории ВКП(б)» нету, а дети политически безграмотны. Данный господин предложил ввести уроки политической грамотности – кто у нас президент, кто премьер, что делает Партия на благо народа и т.д. Теперь, благодаря инициативе о РДШ, его мечта может и осуществиться в перспективе.

Эффекта это, разумеется, никакого не даст. Как известно, ничто не дало в Российской империи начала XX в. столько атеистов, как преподавание Закона Божьего. (И напротив, многие преподаватели научного атеизма в СССР весьма быстро переходили в православие, как например персонаж фильма Алексея Балабанова «Груз 200»). После столь бесславного прохода по граблям царских чиновников и партийных функционеров настала очередь «медведей» выйти в чистое поле и спросить, завидев грабли: «А как это по-вашему называется?».

Такова наиболее вероятная перспектива новой организации. Хотелось бы ошибиться, и надеяться, что все же стратегия будет более грамотной, и хотя бы немногие дети в рамках Российского движения школьников смогут приобрести полезные навыки, чему-то научиться.